Category: литература

Captain

Евгений Водолазкин "Брисбен"

У отца есть привычка периодически знакомиться с лонг и шорт листами всевозможных литературных премий. В основном, это касается отечественных авторов. После чего он выбирает из этого списка несколько книг (до сих пор не знаю, по какому принципу он это делает) и покупает их. Вот так в моих руках и оказался «Лавр» Евгений Водолазкина.

Ничего подобного я раньше не читал. Мне нравилось всё. Привычка автора не оформлять прямую речь так, как это делает большинство писателей, поначалу смутила, но чуть позже показалась удобной и привлекательной. Обилие незнакомых древнерусских слов не вызывало отторжения и не заставляло постоянно обращаться к словарю. Ты просто получаешь удовольствие от того, как они звучат в твоей голове и наслаждаешься догадками относительно их значения.

Следующей книгой Водолазкина для меня стал «Авиатор». Я прям хотел прочитать эту книгу. Чувство для меня незнакомое. Обычно я испытывал что-то такое по отношению к фильму или музыке, но к книгам всегда относился спокойно. «Авиатор» восхищает каким-то особенным языком. Дневниковые записи главного героя читаешь с особенным упоением. Уже после прочтения невозможно отделаться от навязчивого желания описывать каждый день своей жизни. Причём так же просто и с таким же вниманием к деталям, как это делал главный герой «Авиатора».

Читая «Брисбен», внезапно осознал, что особое место в произведениях Водолазкина занимает время. Эти постоянные перемещения из прошлого в настоящее. Он совершенно по-разному преподносит их и в «Лавре», и в «Авиаторе».



«Брисбен» не стал исключением. Благодаря постоянным скачкам из прошлого в настоящее мы можем наблюдаем историю жизни гениального музыканта Глеба Яновского. Водолазкин очень подробно и не спеша рассказывает о том, из чего складывается гений. Сколько всего в его жизни должно произойти, чтобы в итоге из него получилось то, что получилось. Об особом значении трагедий и, связанных с ними, переживаний.

Возможно, книга вообще не об этом. Может быть, это возможность взглянуть со стороны на человеческую жизнь. Увидеть, какая она маленькая и незаметная, несмотря на обилие самых разных событий, произошедших в ней.

В одной из недавних программ “Один” на Эхо Москвы у Дмитрия Быкова спросили: “Сын подарил мне на Рождество роман Евгения Водолазкина «Авиатор», переведенный на английский. В Англии его хвалят, сама же я ничего не слышала об авторе. Начала читать, но он меня не захватывает. Проблема во мне или в переводе?”

На что Быков ответил: “Водолазкин из тех писателей, которые не хотят захватывать, которые не атакуют читателя, которые не хватают его за шкирман и не тычут носом в текст. Он очень исподволь заставляет проникнуться своей проблематикой, очень осторожно подводит к мыслям, он практически не прибегает к средствам языкового эпатажа.

Это стоит иметь в виду, если вы ещё ничего у Водолазкина не читали.

#книги #водолазкин #брисбен #тюмень
Captain

Гузель Яхина

Буквально пару месяцев назад коллеги начали массово читать современную литературу, передавая книги из рук в руки. Они, безусловно, читали и раньше, но как-то индивидуально, без этих вот «кто сейчас читает? Я следующий». Было даже немного завидно, что они так увлечены, а я по каким-то причинам оказался в стороне от этого процесса. Читали Гузель Яхину «Зулейха открывает глаза». 

Я слышал об этой книге. У меня вообще одно время была привычка досконально изучать сначала лонг-лист всевозможных литературных премий, а потом и шорт. Правда, до чтения доходило редко. Вот и с Яхиной получилось примерно так же. А тут ещё эти счастливые коллеги, охваченные  новой забавой, напрочь отбивали желание прочитать-таки «Зулейху».

А потом мне в руки попал номер журнала «Эсквайр» за август 2016 года. На обложке красовался Владимир Сорокин. Заглавные страницы журнала обещали, что внутри будет большое и интересное интервью с писателем, а также несколько рассказов, которые были написаны разными авторами по «заданию» Сорокина. Он обрисовал им основную идею, которая должна была красной нитью проходить через их произведения.

Collapse )